вторник, 16 сентября 2014 г.

Дискутируя с Анатолием Вассерманом или особый порядок для И. B. Сталина

Corporatelie

Начало. Продолжение.

Уважаемые читатели!

Цель данного опуса,- ни в коем разе не переход на личности и уж тем более я не хочу оскорблять Анатолия. Он фигура публичная, посему и обсуждают его аргументы и точку зрения на вопросы истории большое количество людей.

И когда Анатолий утверждает, по самоуверенности, неверные и ложные тезисы в сфере, к которой я имею непосредственное отношение по специальности,- истории-, я все-таки считаю разумными на них заострить предельное внимание.
Ибо уж очень много людей воспринимают эти тезисы некритично и принимают их за чистую моменту. А в Интернете фильтровать информацию в непрекращающемся потоке “срывов покровов” крайне сложно.


Цель данного опуса,- просто показать, как ангажированность меняет людей в худшую сторону. И уничтожает здравый смысл, критическое мышление. Цель поста,- показать на живой дискуссии с Анатолием Ваccерманом в Интернете, как вполне эрудированный человек может загонять себя своими собственными воззрениями и подстраивающимися под эти воззрения аргументами в неразрешимую логическую дилемму.
Для меня еще несколько лет назад Анатолий Вассерман представлялся образованным и умным человеком. Пока я не почитал его блог. Тут в мою душу стали закрадываться сомнения и я даже расстроился-, Анатолий стал ангажированным сталинистом. Причем очень упрямым.
Для него книги Ю.Жукова и прочий ревизионизм стали милыми компаньонами. Это печально. И чем дальше, тем хуже. Когда-то спорить с Вассерманом было даже уютно. Веяло от него какой-то советской интеллегентностью. Сейчас то тут то там встречаются, как это принято говорить в Интернете, эпические фэйлы. Последней каплей стала крайне некрасивое поведение(ИМХО) Анатолия в травле ветерана Николая Никулина. Те словечки , которые он позволял себе отпускать в адрес покойного ветерана, а также рассуждения Анатолия Вассермана о военной историей и фортификациях, меня окончательно разочаровали в образе эрудита. Да и в его эрудиции. Ну и естественно, знаменитые споры на тему сталинизма. Иногда от вывертов логики, передергов и откровенной некомпетентности в построениях Анатолия волосы на голове шевелятся.
Итак, несколько месяцев назад в журнале юзера putnik1 разгорелся очередной бессмысленный и беспощадный спор о законности советской юстиции в СССР в 30-е годы. В частности, я пытался доказать, что в 30-е годы были объективно зафиксированы грубейшие нарушения советской законности, а частности Верховного, Основного Закона СССР,- Конституции, и главным нарушителем собственных законов являлся И.В. Сталин с узким келейным кругом сообщников- Политбюро. Вообще, это достаточно общее место в исторической науке. Более подробно я оформил эти тезисы здесь,- http://corporatelie.livejournal.com/5755.html
В ходе этой дискуссии Анатолий позволил себе ряд прелюбопытнейших тезисов, которые я и предоставляю на суд общественности, c моей контр-аргументацией-
Тезис Первый.
-----Вину Джугашвили уменьшает то, что сам он преступлений не совершал, а преступников по мере выявления наказывал.-----( http://putnik1.livejournal.com/426806.html?thread=14244150#t14244150)

Итак. Стоп. Внимание. Фиксируем четко,- Анатолий Вассерман считает, что И.Сталин не совершал преступлений. Цель у данного утверждения одна,- снять ответственность за террор и репрессии с товарища Сталина и Политбюро и переложить ее на "зарвавшееся" НКВД, партократов, лавинообразность, стихийность, наличие заговора, революционную необходимость и т.д.
Анатолий здесь меня нисколько не удивляет, ибо подобные сентенции в разнообразных формах встречаются очень часто в неосталинских выкладках . Все эти легенды Ю.Жукова, что террор был не благодаря, а ВОПРЕКИ Т.Сталину. Что Сталин не имел никакого авторитета до начала войны и не занимал даже никаких государственных постов. Что его обманули секретари обкомов и заставили дать добро на начало массовых операций 1937 года.
Данная концепция, даже при неискушенном взгляде, имеет ряд  очевидных, системных противоречий с фактами и является ложной. Попытаюсь это доказать. Следовательно, нам следует найти поступок в биографии И.Сталина, который бы формально попадал под категорию преступления с точки зрения советских законов, действующих в 30-е годы в СССР.
Итак, тезис Вассермана,- И. Сталин не совершал преступлений. Часто любят возражать что сталинские порядки критикуют с каких-то  отвлеченных современных позиций.  Давайте определимся с дефинициями и системой координат. Под преступлением будем понимать вполне четкое понятие “преступление”, т.е каким его определяло УПК тех лет,- возьмем формально-юридический аспект, так как он наиболее четко поддается дефиниции.
В реальности, на верховной власти тех лет очень много нарушений собственного законодательства именно с позиции законности тех лет.

  Для квалификации преступлений Сталина вполне применимы статьи УК РСФСР  Это: статья 59-1 – «преступление против порядка управления», в т.ч. «неповиновение законам», 136 – «умышленное убийство», в т.ч. по пункту «в» – совершенное «особо мучительным для убитого» способом, 193-17б – «злоупотребление властью при наличии особо отягчающих обстоятельств». По большинству этих статей помимо 10-летних сроков вполне могла быть в качестве меры наказания вынесена смертная казнь. А кроме того, можно вспомнить и о других статьях того же УК РСФСР  – о нарушении национального равноправия, незаконное лишение кого-либо свободы и т.п. преступления против порядка правосудия.
Наверняка многие читатели, интересующиеся проблемами репрессий 30-х знакомы с деятельность Политбюро по так называемым “спискам”.- в контексте террора 30-х, технология репрессий, получившая относительно узкое распространение, но показательная именно наглым и беспрецедентным нарушением части Политбюро собственного законодательства, УПК и Конституции. Вообще преступления Политбюро крайне многочисленны- одна деятельность в рамках инициации, одобрения и выделения фин.средств на массовые операции чего стоит. Но я бы хотел поговорить о менее известных, но в то же время крайне фактурных и рельефных примерах, в которых преступный характер деяний виден наиболее четко.

Выбрал я следующий пример,-
А именно,-взятие на себя роли последней инстанции, вопреки Конституции 1936 года, Основному Верховному Закону СССР,- суда, по сути за одно только эту келейную и тайную "технологию осуждения" всем участником данного процесса светило ВМН по тем временам, исходя из норм тогдашней законности, но Л.Каганович спокойно доживает до перестройки в достатке и спокойствии, а Молотова даже обратно в партию принимают. По сути оба,- серийные убийцы. Милые люди. Отличная справедливость.
Кратко,- С 27 февраля 1937 года по 29 сентября 1938 года, фракцией Политбюро (Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов,Жданов) рассмотрено и утверждено 383 списка на 44 161 человека, из них подлежало расстрелу 38 627 человек, заключению в ИТЛ на 10 лет - 5 430 и на 8 лет - 104 человека.( АП РФ, оп.24 -оп.57 )

"Скорострельные" были ребята, иногда, ЕСЛИ БЫ ОНИ ТРУДИЛИСЬ ВЕСЬ (!!!) рабочий день ТОЛЬКО над "списками", то у них выходило решать судьбы людей со скоростью 12 чел/мин, в т.ч. к расстрелу  - 10 чел/мин.
И примечательно даже не число, оно само по себе не очень то и внушает, как водится в нашей истории, где принято размениваться миллионами людей, и меркнет на фоне любой массовой операции.Хотя все относительно, насколько я знаю, даже Шекельгрубер в таком конкретном серийном убийстве замечен не был.

 Просмотр и утверждение пофамильных списков с заранее намеченной мерой наказания осуществлял сам Сталин и его ближайшие соратники, никак не Политбюро в полном составе, рассмотрение и утверждение списков не фиксировалось в протоколах заседаний Политбюро и не оформлялось в виде решений. Списки составлялись не по материалам следственных дел, а на основе кратких справок предоставляемых в НКВД СССР с периферии. Приговоров по включенным в списке ЕЩЕ НЕ БЫЛО.

Подразделялись списки по территориальному признаку и по «категориям»(которых также не было в УК, соответственно, эти категории были совершенно незаконны), обозначавшим, какому наказанию должны быть подвергнуты включенные в списки лица. «Первая категория» означала расстрел, «вторая» - 10 лет и «третья» - 8 лет лишения свободы. В списках указывались только фамилии, имена и отчества; никаких других данных не приводилось.

Подготовленные списки представлялись Ежовым на имя Сталина. Вменяемые правоведы здесь должны взвыть, ибо нарушались все советские юридические нормы и промежуточные звенья, которые можно вообразить.

На списках имеются подписи Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова, Жданова. Наличие таких подписей означало утверждение списков и по существу решало судьбы тех людей, которые в них значились.

Теперь внимание-после утверждения списки направлялись в Военную коллегию Верховного суда или на рассмотрение внесудебных органов - «особых троек», которые своими приговорами и постановлениями только оформляли указанную в списках меру наказания.

Это нужно очень четко осознать и понять,- чем была деятельность неконституционного, негосударственного, несудебного, а ПАРТИЙНОГО органа в контексте законности тридцатых.

А если бы дажe Ягода, Ежов и Берия и отправлял запросы в Политбюро по офицальной линии, это нисколько не отменяло всей маразматичности и чудовищности ситуации,- Политбюро,- не суд, а негосударственный, всего лишь партийный орган.

Подписание списков осуществлялось в обстановке строжайшей секретности. И от партии, и от всего советского народа. Хотя даже если бы и Политбюро офицально отправляло этих людей на смерть, легче от данной формальности не было бы и менее страшной ситуация не становилось бы,- ну не тянет партийное Политбюро на суд, хоть убей, хоть в полном составе, хоть с непонятно как попавшим в ряды "тайных судей" Ждановым и без Калинина или Андреева с Чубарем.

С таким же успехом, если бы Конституция и УПК СССР в 30-е реально действовал можно было направлять запросы на утверждение расстрелов в профсоюз сантехников.

Есть в этих расстрельных списках еще одна, крайне любопытная категория осужденных. Это высший состав чекистов.
Немало было случаев, когда наиболее трезвые сотрудники НКВД возмущались незакон­ностью таких действий, и тогда они сами попадали в тюрьму. Ежов в своей последней речи на суде заявил, что им было арестовано 14.000 чекистов.
После прихода на пост наркомвнудела СССР Берия широкая волна репрессий против чекистов повторилась. Были арестованы за единичными исключениями на­чальники всех Управлений НКВД, большинство их замов и значительное количество начальников отделов. Во многих краях и областях последовательно арестовали 2-3 со­става руководящих работников НКВД.
Преобладающему большинству арестованных чекистов было вменено в вину уча­стие в право-троцкистском блоке и заговоре в органах НКВД.
Ежов арестовывал и обвинял, что они состояли в заговоре с Ягодой. Берия арес­товывал и показывал, что ликвидирует заговор, возглавляемый Ежовым, Фриновским и Евдокимовым.
Большинство арестованных чекистов было приговорено к расстрелу, причем эта мера наказания была предварительно согласована с т. Сталиным. Для согласования представлялся список фамилий, без указания существа «имеющихся» материалов.
Ознакомление с рядом дел на бывших чекистов дает основание утверждать, что никакого заговора чекистов в действительности не существовало. Но нас даже не это должно волновать.
Арестованные бывшие сотрудники НКВД избивались особенно жестоко, а дела на них фальсифицировались так же, как и на многих руководящих работников совет­ско-партийного аппарата.
Итак, хочу заметить,- дело совершенно не в том, репрессировали ли в особом порядке “плохих чекистов”, повинных в усугубление террора, или туда затесались чекисты-диссиденты, выступающие против террора
Помним, мы анализируем тезис А.Вассермана,- И.Сталин не совершал преступлений.
Вот те вопросы которые я задал Анатолию.

1)Что вы знаете о репрессировании сотрудников НКВД в так называемом ОСОБОМ ПОРЯДКЕ? Если вам что либо известно об этом особом порядке, как вы можете утверждать логически бессмысленное утверждение о том, что Сталин преступлений не совершал?
Ответ Анатоия был таким: Знаю, что в случае _частичного_ раскрытия заговора иной раз приходится уничтожать уже выявленных заговорщиков без суда -- просто для того, чтобы прочим мятежникам некого было освобождать в случае начала бунта.
Заметьте, Анатолий удобно соскакивает на какие-то крайне общие субъективные формулировки и  рассуждения о бунтах. Напоминаю,- речь то о том совершал ли И.Сталин и его ближайший круг сторонников преступления с позиции собственного правового поля, а совсем не о каких либо заговорах. Очевиден передерг и увод диалога в сторону.

Итак, особый порядок репрессирования.
Историки, занимающиеся репрессиями 30-х, хорошо осведомлены о так называемом особом порядке репрессирования. Применялся он, в основном, для сотрудников НКВД, а также некоторых военных и государственных деятелей. “Особый порядок” был крайне узкой и достаточно мало известной в народе процедурной схеме террора 1937 года. Мало известна она прежде всего потому, что репрессировались по ней, приемущественно, работники ГУГБ НКВД, а они обычно никакого сочувствия у людей не вызывают, и второй момент,- в плане чисто количественном, репрессировали по этой схеме относительно небольшое количество человек, она просто меркнет по сравнению с любой массовой операцией или даже с одиозными сталинскими расстрельными списками, составной частью которых и являлся этот так называемый особый порядок.
Чекисты расстреливались по этим спискам в т.н. «особом порядке». То есть в Военную Коллегию эти списки не поступали.
Сразу после утверждения Сталиным и его соратниками эти списки направлялись НКВД для исполнения, и сразу следовали расстрелы этих людей. По сути, для нескольких сотен человек (Мемориал проводил такую статистику и выяснил, что в «особом порядке» было осуждено нескольких сотен человек), решение о расстреле без какой-либо формальной судебной процедуры было вынесено Сталиным – и с точки зрения уголовного кодекса (и того, и нынешнего) это квалифицируется как убийство. Следы этого преступления можно видеть в архивно-следственных делах людей, расстрелянных в «особом порядке». Вместо приговора суда там просто подшита выписка из соответствующего «расстрельного списка» – указано: список номер такой-то, страница такая-то, лист такой-то.
В действиях Сталина – и подмена правосудия, и присвоение властных функций государственных структур, то есть глубочайшее нарушение статей Конституции и УПК.
Итак, чтобы быть конкретнее, давайте проанализируем биографию одного из чекистов, наркома внутренних татарской АССР комиссара госбезопасности 3-го ранга Петра Гавриловича Рудя. Он был расстрелян “в особом порядке” 15 ноября 1937 года за то, что имел наглость поставить ребром вопрос о НЕСООТВЕТСТВИИ оперприказов НКВД конституционным нормам.

Photobucket

За эту наглость Рудя сняли с поста и расстреляли. Арестован 26 июня 1937 г. (несколько преждевременно, т. к. его соратники по службе на Кавказе в то время занимали руководящие посты в центральном аппарате НКВД; по видимому, это произошло вследствие «компромата», который преемник Рудя в Ростове Генрих Самойлович Люшков направлял в Москву доверявшему ему Ежову). 2) Осужден в особом порядке по списку, утвержденному Сталиным. Расстрелян 15 ноября 1937 г. Без приговора суда. И даже тройки. Нарком Рудь даже не получил никакой ссылки на соответствующую статью УПК, в соответствии с которой он был расстрелян. Даже на 58-ю. Повторяю, единственным основанием для расстрела гражданина СССР Петра Рудя было волюнтаристское РЕШЕНИЕ совершенно неуполномоченных в вопросах уголовной юстиции группы других граждан СССР, Т.Сталина и его группы сообщников(Кагановича, Молотова, Жданова, Ворошилова- келейной части Политбюро). С точки зрения ТОГДАШНЕГО УПК(как и сегодняшнего) это квалифицируется, как УБИЙСТВО. Еще раз,- Петр Гаврилович Рудь был УБИТ по указанию Т.Сталина сотоварищи. Молотов не сотрудник НКВД. Не судья. Каганович не сотрудник НКВД, не судья. Не присяжный и не следователь. И уж тем более Сталин, не занимающий на тот момент ВООБЩЕ НИКАКИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПОСТОВ. Это просто партийцы. Таких в стране формально миллионы. Но вот выполнял НКВД почему-то их волю и Рудя расстреляли.
Даже офицального решения Политбюро по Рудю в природе НЕТ, хотя в сущности, оно бы ничего не изменило в самой сути незаконности происходившего.
Итак, чтобы опровергнуть мое утверждение, что виновным в смерти Рудя был именно Сталин с группой сторонников, А.Вассерману достаточно предоставить мне скан следственного дела П.Рудя, и СТАТЬЮ в соответствии с которой он был расстрелян.
Но напомню,- Вместо приговора суда в деле Рудя просто подшита выписка из «расстрельного списка» – указано: список номер такой-то, страница такая-то, лист такой-то. Вот и ВСЕ основание для расстрела. Отложилось дело вот здесь,-  РГАСПИ. Ф.17.0п.34.Д. 115

Более того, нет даже приговора ВК ВС СССР под предводительством Ульриха. Схема действовала так,- Рудя арестовали, Сталин сотоварищи выносит резолюцию, Рудь расстреливается.В дело не включается никаких ссылок на УПК 1926 года, никаких формальных решений даже ВК ВС СССР по Рудю НЕТ.


Он просто убит как убиваются люди преступниками на улице. Никаких промежуточных звеньев. Никакой формальности. Вообще.
Итого, можно с высокой долей уверенности сделать вывод,- утверждение Анатолия Вассермана, о том, что Сталин не совершал преступлений совершенно ЛОЖНО. И.Сталин сотоварищи виновны в смерти наркома Петра Рудя и убит Рудь был вопреки действующему советскому законодательству тех лет, по указанию И.Сталина и группы сообщников.
Можно сколько угодно говорить о необходимости раскрыть заговор в НКВД(без доказательств), о том что Рудь был плохой и его следовало расстрелять, сути дела это не меняет совершенно. Факт остается фактом,- данное деяние совершенно ЧЕТКО классифицируется как преступление с точки зрения уголовного законодательства СССР, действующего на момент расстрела наркома ТатАССР в ноябре 1937 года.
 


via Corporatelie

Комментариев нет:

Отправить комментарий