пятница, 19 сентября 2014 г.

Избить Уншлихта или коллапс здравого смысла (дискутируя с Анатолием Вассерманом ч.II)

Corporatelie

Продолжение. Начало.

Теперь давайте проанализируем комментарии Анатолия на “знаменитое сталинское “Избить Уншлихта”.

Суть проблемы такова,-
при ознакомлении с материалами НКВД в отношении бывшего секретаря ЦИК СССР, члена ВКП(б) с 1900 года, кандидата в члены ЦК ВКП(б) Уншлихта И. С., Сталин написал: «Избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)» (Архив ЦК КПСС; Материалы проверки дела «Право-троцкистского блока», т. 7, л. 3)". Мой комментарий,-

Какой, однако, оперативник пропал в И.Сталине, так лихо давать указания органу предварительного следствия, органу административной юрисдикции кого избить, а кого нет,- но, по факту, он ведь не был даже госслужащим и авторитета ведь не имел, как утверждают ревизионисты! “Просто генсек партии”… Он ведь не не следователь.И формально по собственному же УПК не имел НИКАКОГО права давать указания НКВД кого арестовать, а кого избить.
Налицо узурпация власти и превышение всех мыслимых полномочий. Зачем заморачиваться с какими-то там собственными Основными Верховными Законами, процессуальными нормами и УПК, промежуточными звеньями, которые сам же и утвердил, как единственно законные, когда НКВД тебя почему-то слушает, а Прокурор СССР смотрит в сторону в надзоре за следствием.…

Итак, давайте восстановим логическую цепочку. Прежде всего, стоит признать что бить Уншлихта, - это преступление.




Даже если бы он и был агентом ПОВ, которая- ВНИМАНИЕ- распалась в 1922 году.

Анатолий, вам остается доказать миру о существовании Польской организации Войсковой в 30-е годы. Дело в том, что по ВСЕМ ДОСТУПНЫМ ИСТОЧНИКАМ,- австрийским, польским, немецким,- Польская Организация Войсковая распалась, как таковая, еще в 1922 году.
ПОВ,- измышление Ежова в его знаменитом фантосмагорическом письме о деятельности польской разведки в СССР на имя Сталина перед польской массовой операцией, призванной разбить пятую колонну среди поляков, проживающих на территории СССР.

Напомню, За связь с ПОВ было арестовано 139 тысяч человек, 111 тысяч из которых расстреляно.

Мой новый вопрос Анатолию ,- приведите мне доказательства существования ПОВ в 30-е годы и я посыплю голову пеплом и откажусь от утверждения, что Уншлихта избили незаслуженно.

Но не надо копипастить протоколы следаков из ГУГБа, как это делал Лопатников. С таким же успехом в споре о существовании чертей я могу вам скинуть протоколы допросов Святой Инквизиции, где люди признавались в том, что ездили с чертями по ночному небу и бражничали с дьяволом.

Итак, пока в науке ОБЩЕПРИНЯТО считать ПОВ распавшейся в 1922 году.

А до той поры пока Анатолий не приведет хотя бы одного ДОКУМЕНТА из польских архивов о том , что ПОВ действовало в СССР в 30-е годы, будем считать что он не имеет ничего против того, что Уншлихта измолотили, а потом и расстреляли за связь с несуществующей организацией. Причем по указанию лица(И.Сталина), неуполномоченного на такой уровень приказов по советским законам, действующим в стране в интересующих нас период.

Причем неважно, были ли Уншлихт кровожадным создателем соловецких лагерей или просто подлецом и садистом. Вопрос не в этом.
Теперь попрошу пристального внимания.
Комментарий Анатолия-
Джугашвили -- действительно не следователь. Он всего лишь сослуживец Уншлихта, в силу своих служебных обязанностей знающий, что сам Уншлихт мог -- и должен был в силу своих служебных обязанностей -- знать. Соответственно он -- в качестве свидетеля -- может (и даже обязан) указать, о чём именно Уншлихт умолчал.
А вот "избить" -- это уже недопустимая эмоциональность. Которую следователь вправе игнорировать.


Т.е повелительное наклонение в русском языке НИЧЕГО не говорит эрудиту Анатолию Вассерману,- избить Уншлихта,- это ведь совершенно очевидные свидетельские показания, никак не приказ. Можно тушить свечи.


Вывод Анатолия совершенно неверный и поражает очевидным коллапсом в логике:
Как видно из приведенного анализа, основная масса того, что Вам представляется нарушениями, вполне укладывается в рамки закона.


Итак внимательно подумаем. И.Сталин, оказывается, свидетель(!) преступлений Уншлихта.
И резолюция Сталина “избить Уншлихта за то, что он отказался выдать агентов ПОВ по областям” является СВИДЕТЕЛЬСКИМИ показаниями И.Сталина и поэтому совершенно законна. Чудны дела ревизионистской логики.

Прежде всего. Анатолий совершенно не понимает простую вещь,- сама по себе вероятность этой ситуации по УПК 1926 года, действовавшего на тот момент в стране, невозможна. По закону. Сталин не сотрудник НКВД. Он и не свидетель,- где сканы хоть одного протокола СВИДЕТЕЛЬСКИХ показаний И.Сталина в НКВД? Их Анатолий предоставить не может, как и документов по ПОВ, поэтому никаких документальных подтверждений его фантазиям попросту нет.
По Уншлихту они тоже отсутствуют. Что это за откровенный бред получается?

Представим себе умозрительную ситуацию для любой европейской юстиции XX века ,- Полицейские(или любые другие представители исполнительной власти) зверски избили человека N . Заводится уголовное дело о превышении компетенции этими полицейскими.
В руки следователей попадает документ, где черным по белому неким человеком, занимающим партийную(негосударственную!) должность написано “Избить человека N за то что он не сделал то-то.” Будет ли автор этого предложения СВИДЕТЕЛЕМ? И что обязаны сделать следователи с этим членом партии?

Думаю, ответ очевиден каждому, кто обладает логикой и здравым смыслом.
Смотрим Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 года. Общая часть. Раздел 3. Статья 19., действующий на момент избиения Уншлихта.
19. Покушение на какое-либо преступление, а равно и приготовительные к преступлению действия, выражающиеся в приискании или приспособлении орудий, средств и создании условий преступления(«Избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)»), преследуются так же, как совершенное преступление, при чем суд при выборе меры социальной защиты судебно-исправительного характера должен руководствоваться степенью опасности лица, совершившего покушение или приготовление, подготовленности преступления и близостью наступления его последствий, а также рассмотрением причин, в силу которых преступление не было доведено до конца.()

Можно сделать уверенный вывод, а)Уншлихта избили незаконно по незаконным указаниям неуполномоченного лица.
Б) Уншлихт был избит и расстрелян за принадлежность к несуществующей организации по сфальсифицированным обвинениям.
В) а.Вассерман КАТЕГОРИЧЕСКИ не прав, заявляя что И.Сталин в данной ситуации выступает как свидетель, а слово “избить”- недопустимая эмоциональность,которой следователь в праве не руководствоваться.
Это очевидный логический коллапс и кризис здравого смысла.

Спасибо за внимание!

via corporatelie

Комментариев нет:

Отправить комментарий