среда, 2 марта 2016 г.

85 лет назад. Об одной "мелочи", которая оказалась решающей



Исполнилось 85 лет М. С. Горбачёву, на данный момент — одному из самых непопулярных в народе правителей России/СССР за всю отечественную историю. О чём свидетельствуют, в частности, такие современные анекдоты:
"— Почему Горбачёв ещё жив?
— Потому что черти боятся, что он развалит ад."
Или:
"Проводится опрос населения: нужно ли наказывать Горбачёва. Десять процентов ответили, что не надо, так как он сделал много хорошего. Остальные сказали, что не надо, так как такого наказания ещё не изобрели."
Но мало кто задаётся вопросом: а почему, собственно, всё затеянное Михаилом Сергеевичем с таким неизменным треском проваливалось (если, конечно, не считать его "успешными проектами" сам развал СССР и крушение социализма).

На мой взгляд, первопричина довольно проста. Как известно, советские революционеры, пришедшие к власти в 1917 году, провозглашали, что творцом истории является народ. Это говорили все руководители СССР, начиная от Ленина и заканчивая Горбачёвым, но проблема заключалась в том, что поколение Горбачёва уже в эти слова само не верило. Оно не застало революцию, когда этот тезис доказывался, так сказать, предельно наглядно. Войну с фашизмом, исход которой тоже решался молчаливым или деятельным сочувствием населения той или иной стороне, оно застало ещё в детском возрасте. Конечно, Михаилу пришлось ощутить "прелести" нацистской оккупации на своей, в буквальном смысле слова, шкуре (его мама как-то рассказала журналистам, что остановившиеся в их доме немцы заставляли 11-летнего мальчика без устали таскать им воду для бани, часами ощипывать гусей, кур и уток для их угощения, готовить им пищу, а однажды по приказу немцев Михаила выстегали нагайкой, что он запомнил на всю жизнь). Но понять, что исход войны решило в конечном итоге сочувствие простых людей советской власти и их, мягко говоря, несочувствие фашистам, он едва ли мог.

Юный Михаил с дедушкой и бабушкой

В итоге самыми характерными чертами последнего генсека оказались высокомерие, надменность и пренебрежительное отношение к "простым людям". Переводчик Виктор Суходрев отмечал в этом плане диаметральную противоположность Брежнева и Горбачёва: "В то время, когда «весь советский народ», как у нас любили писать в газетах, связывал имя Горбачёва с наконец-то проснувшейся в нашем руководстве долгожданной чуткостью, внимательностью, я лицезрел перед собой человека, отнюдь не блистающего этими душевными качествами. За период деятельности Горбачева на высоком посту вряд ли кто из его окружения слышал от него слово «спасибо». Если Брежнев, даже будучи уже дряхлым и больным, после окончания официальной беседы с иностранцем, попрощавшись с ним, считал для себя обязательным пожать руку переводчику и поблагодарить его за работу, то Горбачёву это и в голову не приходило. Для него все мы были своеобразной частью обстановки, как столы, стулья, карандаши."
Мелочь, скажет кто-то? Нет, не мелочь, а если и мелочь, то "такая мелочь, которая может получить решающее значение". "Простые люди" очень чутко чувствуют неуважение к себе, и никогда его не забывают и не прощают. А неуважение со стороны генсека народ почувствовал очень скоро — например, в том, как стали воплощаться в жизнь его знаменитые "антиалкогольные" указы. Дело было даже не в борьбе с крепкими напитками как таковой (лозунгу "укрепления дисциплины и порядка" во времена Андропова люди скорее сочувствовали), а в том, что это сопровождалось бессмысленными унижениями в очередях перед винными магазинами. В те же годы в каком-то журнале мне попалась фотография Горбачёва за накрытым столом с А. Н. Яковлевым. На столе стояла початая бутылка дорогой водки, и по влажному блеску глаз было видно, что собеседники к ней уже основательно "приложились". Хотя я и тогда вовсе не был поклонником крепких напитков, но при виде этой фотографии, помню, мне очень сильно захотелось свернуть Михаилу Сергеевичу шею. Так издеваться над людьми давкой и унижениями в винных очередях и при этом преспокойно "принимать на грудь" в милой компании г-на Яковлева!
Ну, а роковым шагом для дальнейшей карьеры Горбачёва, возможно, стало то, что первые выборы президента СССР он решил провести не всенародно (как предписывал, между прочим, закон), а голосами депутатов. То есть опять пренебрёг простыми людьми как возможным источником своей власти. Ельцин же, наоборот, избирался главой РСФСР всенародным голосованием, и уже по этому факту его мандат оказался в решающий момент выше мандата первого и последнего президента СССР...
Вот, возможно, поэтому первые отклики в фольклоре на приход нового генсека, довольно благожелательные (например, шутка о том, что Горбачёва никто в Кремле не поддерживает — потому что "он сам ходит") уже через пару лет сменились едкими насмешками над неумеренной словоохотливостью генсека и вообще его полной оторванностью от жизни. Потом народная нелюбовь стала понемногу переходить в активную ненависть. Ну, а конец был немного предсказуем...
Вот ещё несколько старых, перестроечных лет, анекдотов про Михаила Сергеевича:
1. — Что представляет политика Горбачёва: прогресс или обман?
— Прогресс обмана.
2. Как расшифровывается «Горбачёв»?
— Граждане, обождите радоваться, Брежнева, Андропова, Черненко Ещё Вспомните!
3. Перед перестройкой страна оказалась буквально на краю пропасти. Но потом она сделала большой шаг вперёд и стала двигаться с ускорением.
4. В течение десятилетий КПСС говорила народу, что капитализм — это воровство и бандитизм. А потом Горбачёв заявил: товарищи, мы должны все стать капиталистами. Его соответственно и поняли.
Ну и, наконец, пророческий анекдот, который полностью подтвердился и продолжает подтверждаться у нас на глазах:
— Что будет после перестройки?
— Перестрелка.


via foto-history

Комментариев нет:

Отправить комментарий